Куда текут газовые потоки

Куда текут газовые потокиГазовый поток в Европу

Сергей Корсунский

Среди важнейших для нашей страны вопросов, которые обсуждались в Брюсселе во время Саммита ЕС-Украина, была и газовая проблематика. Неожиданное и крайне противоречивое решение Европейской Комиссии разрешить Газпрому увеличить его долю в газопроводе OPAL, принятое в самом конце октября, стало для Украины неожиданным и крайне болезненным. В Европе и даже за океаном с новой силой заговорили о геополитике «газовых потоков» — любимой игрушке Москвы, стремящейся экономически задушить Украину и расколоть Европу. Только два года назад был остановлен крайне контраверсийный «Южный поток», так теперь приходится иметь дело с двумя не менее проблематичными «Северным потоком-2» и «Турецким потоком».

Простого взгляда на карту Европы достаточно, чтобы понять — обе «трубы» имеют своей целью достижение исключительно политических задач. И если раньше Кремль еще как-то вяло сопротивлялся, преподнося эти проекты как «диверсификацию» путей поставок газа в Европу и рассуждая об их «экономическом значении», то ныне, в условиях неприкрытой агрессии России против Украины, уже никто не стесняется заголовков кремлевских СМИ типа «запуск «Северного потока-2» приведет к банкротству нынешнего киевского режима». Однако когда речь идет о геополитике энергетики эмоции плохой союзник. Планам Кремля противостоять можно и нужно, а для этого стоит чуть детальнее разобраться, о чем же идет речь.

Проблема надежного доступ к энергетическим ресурсам для любого государства является стратегической. И если мировой рынок, к примеру, нефти или угля, сформирован и существует в том смысле, что доставка этих товаров в любую точку земного шара может быть обеспечена без особых проблем и вопрос заключается только в цене и насыщенности рынка, то что касается такого важнейшего сырья как природный газ, ситуация выглядит совершенно иначе. Большая часть газа поступает к потребителям по газопроводам, проходящим часто через несколько транзитных стран. Значительное увеличение в последние годы доли сжиженного газа на рынке и спотовая торговля этим ресурсом все еще не компенсирует удобства долговременных контрактов и надежности трубопроводного транспорта.

Ожидается, что выход на мировой рынок сжиженного сланцевого газа из США, особенно на тихоокеанский сегмент рынка, окончательно «закольцует» мировую торговлю и, возможно, позволить перейти к новым формам ее регулирования. Пока же во главу угла ставится задача получения доступа к «газовой трубе» на стабильной основе и по приемлемым ценам. Украина является и производителем, и немалым потребителем природного газа. Однако наша основная роль в европейском рынке — это транзит. Так сложилось исторически, со времен СССР, и обусловлено географией — именно через нашу территорию удобнее всего поставлять газ в Центральную Европу и Турцию, именно на нашей территории расположены уникальные природные хранилища газа, которые позволяют не то, что балансировать, а даже гарантировать стабильность поставок даже с учетом самых жестких факторов риска.

Разумеется, Газпром прекрасно осведомлен и о нормальном, работоспособном состоянии нашей газотранспортной системы, и об удобстве работы на европейском рынке именно через Украину. Поэтому во всех долговременных контрактах, заключенных с потребителями ЕС, Газпром взял на себя обязательство «решать» транзитные проблемы с Украиной самостоятельно, и поэтому точки приема российского газа для ЕС находятся на нашей западной границе. Только одно это обстоятельство стало источником коррупции, политического давления на Киев, бесконечных спекуляций и обвинений в «несанкционированном» отборе газа, лжи о плачевном состоянии «украинской трубы». Но нет худа без добра — две газовых войны побудили-таки ЕС во-первых, детально разобраться кто прав, кто виноват, и, во-вторых, приступить к реализации собственных планов купирования газового шантажа со стороны «Газпрома» в будущем. Одновременно против российского монополиста в 2011 году было начато антимонопольное расследование, которое как раз сейчас и близится к завершению.

Одновременно вполне адекватные, хотя и несколько запоздалые шаги были предприняты Украиной. Мы стали стороной Договора об Энергетическом cообществе, членом Энергетической Хартии, приняли ряд важных законов по функционированию и либерализации рынка газа. Важно, что теперь наше внутреннее законодательство синхронизировано с европейскими директивами, структуры Еврокомиссии и европейские компании имеют возможность получать объективную информацию как о газотранспортной системе, так и об объемах газа, которые по ней проходят. Эпоха газовых войн ушла в прошлое. Но возник новый план Москвы — обходные маршруты.

К сожалению, следует констатировать, что Россия давно и системно работает в Европе как на уровне политиков, так и отдельных компаний. Привлечение к лоббированию интересов Газпрома фигур типа экс-канцлера Г.Шредера, а также руководителей целого ряда ведущих энергетических компаний Великобритании, Германии, Франции, Нидерландов и Италии, привело к тому, что даже абсурдные идеи Кремля получили шанс осуществиться. Основным ударом по непослушной Украине должны были стать четыре нитки «Северного потока» и как минимум две — «Южного». В результате реализовались две нитки «Северного потока» общей мощностью 55 миллиардов куб м, а «Южный» был ликвидирован два года назад и теперь трансформируется в «Турецкий». Поговорим о каждом из них.

В самой идее поставок газа в Германию (крупнейший потребитель) через маршрут по северу Европы нет ничего предосудительного. И если бы речь шла а) о поставках с новых месторождений газа в РФ б) наземном маршруте через 5(!) стран Европы, каждая из которых — потребитель российского газа в) рыночных механизмах ценообразования, против «Северного потока» возражать было бы сложно. Однако он проложен по дну Балтийского моря, в экологически сложной среде, не использует газ из новых месторождений и уж конечно не имеет никакого отношения к рыночному ценообразованию. Правда, на проектную мощность он с 2012 года так и не вышел (фактически, работает только одна нитка из двух), поскольку до недавнего времени существовал запрет Еврокомиссии на использование мощностей наземного газопровода OPAL из Северной Германии в Чехию.

Этот тот самый OPAL, практически полное использование которого теперь Газпрому разрешено. Кроме того, в 2015 году  Газпром, BASF, ENGIE, E. On, Shell и OMV подписали некий документ о строительстве «Северного потока-2» тоже мощностью 55 млрд. куб. м. Фактически, речь идет об удвоении мощности «Северного потока». Поскольку вновь даже не упоминается о каких-либо новых месторождениях газа в РФ, которые могли бы дать необходимые для наполнения трубы объемы, в Москве даже не скрывают политический характер проекта, очевидная цель которого лишить Украину транзита. Есть информация, что уже началось изготовление труб для этого маршрута. Все, что было необходимо — это разблокировать неиспользуемые мощности газопровода OPAL. И эта цель 28 октября 2016 года была достигнута. Крайне любопытно, что решение было принято по согласованию с немецким регулятором рынка в результате переговоров между замминистра энергетики РФ Яновским, зампредом Газпрома Медведевым и еврокомиссаром по антимонопольным вопросам Вестагер.

Одновременно, как сообщили влиятельные западные СМИ, был найден некий механизм урегулирования претензий ЕК к Газпрому в рамках упомянутого выше антимонопольного расследования от 2011 года. В частности, Газпром якобы пообещал не привязывать больше цену газа к нефти, а ориентироваться на спотовый рынок сжиженного газа. Хорошо осведомленные источники сообщили в прессе, что среди аргументов российской делегации прозвучала также уверенность в том, что Нафтогаз проиграет Стокгольмский арбитраж, а это резко ухудшит ситуацию с управлением украинской ГТС, а также неконтролируемый с недавних пор Газпромом рост транзитных тарифов. Не стоит обсуждать обоснованность и (или) абсурдность этих аргументов. Важно то, что решение от имени Еврокомиссии было принято.

Справедливости ради следует сказать, что ЕК оставила за собой право пересмотреть условия доступа к OPAL, однако тот факт, что исключение из Третьего энергопакета сделано, развязывает Москве руки и на юге, с «Турецким потоком». Ведь именно неуступчивость Брюсселя в этом вопросе была объявлена Путиным в качестве главной причины провала «Южного потока». При этом правда, выяснилось, что Россия никогда не обращалась к Еврокомиссии с подобной просьбой. Скорее всего, причиной корректировки планов Кремля стали абсурдность экономического обоснования «Южного потока», очевидная сложность со строительством морского участка с обходом территориальных вод Украины вокруг Крыма и прогресс с проектом ТАНАП (Трансанатолийский газопровод Азербайджан-Грузия— Турция).

Объявленный 1 декабря 2014 года в Анкаре «Турецкий поток» должен, по задумке Москвы, лучше послужить ее интересам. 10 октября 2016 года в рамках 23-го Всемирного энергетического конгресса в Стамбуле Путин и Эрдоган подписали соглашение, подтверждающее намерения сторон реализовать проект «Турецкий поток». Вопреки информации, распространенно в украинских СМИ, это соглашение о том, что «стороны договорились договариваться», а не о начале строительства, хотя некоторые геофизические детали проекта в нем имеются.

Теперь известно, что точкой входа маршрута будет местечко Кийикей западнее Стамбула. Оттуда одна нитка газопровода будет подсоединена к уже существующей инфраструктуре, поскольку ее цель — заменить Трансбалканский маршрут через Украину, Румынию и Болгарию, а вторая должна быть проложена под землей в сторону Греции, чтобы — и это крайне важно! — соединиться с будущим Трансадриатическим газопроводом Греция-Италия (ТАП), продолжением ТАНАП. ТАП уже признан приоритетным для ЕС, он входит в проект так называемого «Южного транспортного коридора».

Если Россия сможет к нему подключиться, вторая ветка «Турецкого потока» будет построена, и Украина потеряет транзит еще 35 млрд. куб. метров газа. По состоянию на сегодняшний реализация этого проекта сдерживается отсутствием у «Газпрома» средств (только одна нитка по самым скромны подсчетам будет стоить более 5 млрд. евро), проблемами со строительством подводной части (только считанные компании в мире могут выполнить эту работу) и ясности с реализацией ТАП. Турки отказались инвестировать во вторую ветку и, кроме того, все еще ожидают от В.Путина обещанных скидок на газ, а также участия «Газпрома» в тренинге турецких энергетиков. Двусторонне соглашение предусматривает, что вторая ветка «Турецкого потока» будет строиться с привлечением финансовых ресурсов третьих стран, а эти «третьи» боятся санкций. Кроме того, так до конца и неясно мнение Еврокомиссии по поводу этого проекта, который лишает не только Украину, но и Румынию с Болгарией значительных транзитных платежей. И если Турция сейчас реализует собственную амбициозную программу по превращению в региональный хаб по торговле газом (как минимум российским, азербайджанским и иранским, в перспективе возможно израильским и туркменским), то вряд ли такие метаморфозы полностью устраивают ЕС, где уже есть газовый хаб Баумгартен.

Таким образом, по состоянию на сегодня геополитическая борьба за украинский транзит и будущую конфигурацию регионального газового рынка в самом разгаре. Отлично, что «Нафтогаз» уже нашел европейских партнеров на хранилища, а в Брюсселе украинская делегации высказала Еврокомиссии свои опасения по поводу OPAL, «Северного потока-2» и «Турецкого потока». Однако вовсе не были бы лишними двусторонние консультации с Румынией и Болгарией по с целью координации совместных действий, а также Грецией и Италией по поводу участия России в ТАП. Украина является полноправным участником европейского энергетического пространства и имеет все основания отстаивать свои интересы так, как это принято в ЕС.

Источник: inosmi.ru

Новости по теме:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *