«Мне нужно было что-то сделать»

«Мне нужно было что-то сделать»Президент Трамп

Голоса женщин, участвовавших в марше женщин на Вашингтон.

Мишель Легро (Michelle Legro), Нина Берман (Nina Berman)

Инаугурация президента Дональда Трампа прошла в Вашингтоне, округ Колумбия, как официальный обед, оставив равнодушными приглашенных гостей. Она проходила на фоне аккуратно выставленных ограждений и городских кварталов с пустыми местами для зрителей — все было подготовлено для полумиллиона участников марша, проведение которого было запланировано на следующее утро, и это в три раза больше, чем количество людей, присутствовавших в Вашингтоне накануне. Станции метро как в самом городе, так и в его пригородах были заполнены множеством веселых людей, а водители поездов пропускали станции, если платформы были слишком переполнены.

Во время самого марша было трудно понять, куда надо идти — пространство по пути запланированного маршрута было быстро заполнено, и организаторы работали вместе с полицией для того, чтобы направить собравшихся по Конститьюшн-авеню и Пенсильвания-авеню к Белому дому, и по этому же маршруту накануне под моросящим дождем прошла мрачная процессия с участием президента и вице-президента, приветствовавших немногочисленную публику.

«Дональд Трамп будет лгать об этом» — так гласила надпись на одном из плакатов, и, конечно же, пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) был направлен вечером для того, чтобы безосновательно упрекнуть прессу в предоставлении неверных данных относительно количества людей на церемонии инаугурации, а в это время из всех частей страны, а также всего мира, приходили данные о проведении акций протеста с рекордным количеством участников.

Кейси Джонсон-Эксой (Casey Johnson-Aksoy) и ее подруга несли плакат, прославляющий члена Палаты представителей (штат Нью-Йорк) от Демократической партии Максин Уотерс (Maxine Waters), которая выступила на этом митинге вместе с сенатором-демократом от Штата Калифорния Камалой Хэррис (Kamala Harris), сенатором-демократом от штата Илинойс Тэмми Дакворт (Tammy Duckworth) и сенатором-демократом от Штата Нью-Йорк Кирстен Гиллибрэнд (Kirsten Gillibrand). «Мне нужно было что-то сделать, — сказала Джонсон-Эксой. — У меня было такое состояние, как будто я очень долго спала».

Дейна Грин (Dana Green) из Александрии, штат Виргиния, посещает протестные акции со времен войны во Вьетнаме, и на нее произвело впечатление количество и разнообразие женщин, принимавших участие в этом марше. «Я феминистка с момента рождения. Эта была очень тяжелая кампания, и я считаю, что теперь будет организовано продолжительное сопротивление. Я не хочу быть родом из тех мест, где ненавидят американский народ, я не хочу ненавидеть людей, который проголосовали за Дональда Трампа. Я думаю, что они были введены в заблуждение. На мой взгляд, олигархи правят, когда получают возможность разделить народ, и поэтому, как я считаю, самое главное — этот марш».

Женский марш — одно из многочисленных мероприятий, в которых в этом году намерена принять участие Иванна Таварес (Ivanna Tavarez), представляющая профсоюз работников здравоохранения 1199 SEIU. «Мы всегда стараемся попасть на каждый митинг и обозначить наше присутствие, потому что мы верим в социальную справедливость. После этого мы будем участвовать 29 апреля в марше по поводу изменения климата, и мы должны сделать так, чтобы Дональд Трамп нес ответственность за то, что он говорит и делает».

«Я была одна поздно вечером в день выборов, поскольку было такое чувство, что это сугубо личное дело, — говорит 26-летняя Хэлли Кард (Hallie Card). — Я думала, что я буду рассказывать детям о том, как я сидела, завернувшись в одеяло, и наблюдала за избранием первой женщины-президента. Но когда я увидела, что Северная Каролина и (Западная) Виргиния голосуют иначе, я встала — я хотела навсегда запомнить, что я чувствовала в тот момент. Я хотела навсегда запомнить эту беспомощность, потому что это заставит меня звонить моим избранникам в Палате представителей. Чувствовать себя так близко к чему-то — этого не может понять мой парень или мой брат, — что могло бы иметь такое большое значение для такого большого количества женщин, а затем у вас из-под ног выдергивают ковер — я не забуду всего этого до конца своих дней. Это будет центральный момент всей моей жизни, момент, который возродил мои политические интересы».

Фрэнсис Гэрретт (Frances Garrett) принимала участие в акции протеста во время инаугурации вместе со своей группой Say Her Name, которая привлекает внимание общества к вопросу об убийстве полицейскими чернокожих женщин. «Вчера нас окружала враждебная среда. Я никогда ничего подобного не видела. Я была здесь восемь лет назад, и все было иначе. Была любовь, была позитивная энергия. А вчера все было негативно, было много страха. Сегодня я чувствую, что надежда есть. Я смотрю на всех этих людей и думаю про себя: и муравьи способны сдвинуть горы».

Кэтлин Эндерсон (Kathleen Anderson), приехавшая для участие в марше с двумя своими подругами из горного района штата Нью-Йорк, познакомилась со сделками президента Трампа в середине 80-х годов, работая художником в своей мастерской в городе Нью-Хейвене. «Здание принадлежало моему арендодателю, который занимался производством мебели. Его нанял Трамп для того, чтобы он разработал дизайн, а затем и произвел сотни единиц мебели для одной из его гостиниц или казино. Меня наняли для того, чтобы покрывать тонким листовым золотом отдельные элементы мебели. Мне заплатили за мою работу, и мой арендодатель заплатил всем своим рабочим, но сам он ничего не получил. Он потерял свое здание и потерял свой бизнес. Уже тогда мы говорили, что Трамп — это зло. А сегодня я не могу поверить в то, что он стал нашим президентом».

Источник: inosmi.ru

Новости по теме:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *