СМИ Турции: Москва и Анкара в поисках «золотой середины» в сирийском вопросе

СМИ Турции: Москва и Анкара в поисках «золотой середины» в сирийском вопросе

Обзор публикаций о России, 15–21 августа

Многие турецкие наблюдатели склонны полагать, что процесс нормализации российско-турецких отношений будет сопровождаться сближением позиций России и Турции по сирийскому вопросу. Как указывает Karar (16.08), подводя итоги визита Реджепа Эрдогана в Россию, российский и турецкий президенты пришли к согласию о политическом решении в Сирии, но детали предоставлены не были. Также стороны договорились о создании специальных делегаций в составе военных, сотрудников разведки и дипломатов двух стран с целью проработки сирийского вопроса.

На сегодняшний день и Россия, и Турция поддерживают территориальную целостность Сирии и выступают против создания кантонов или другого государства в САР, отмечает портал Haber7.com (15.08). Тем не менее, камнем преткновения между ними остается «вопрос Асада»: в то время, как Россия настаивает на переходном периоде с новым правительством, которое возглавит Башар Асад, Турция желает, чтобы процесс перехода происходил без него.

«В силу того, что политика — некое искусство „бери-давай“, в котором нет каких-либо конкретных правил, очевидно, Турция и Россия, взявшие курс на восстановление двусторонних отношений, вскоре найдут какую-нибудь „золотую середину“ в сирийском вопросе. Другой очевидный момент заключается в том, что российская и турецкая стороны вместе осуществят военное, политическое, экономическое вмешательство в Сирию. Впредь никто, и особенно Запад, не должен удивляться, если увидит, как турецкие и российские военные самолеты „плечом к плечу“ проводят совместные операции в Сирии. Параллельно с этим процессом Россия изменит свою позицию в отношении Рабочей партии Курдистана и курдской Партии „Демократический союз“ (PYD), а Турция пересмотрит свои отношения с джихадистскими группами в Сирии», — пишет издание.

По мнению автора информагентства Anadolu Ajansı (15.08), урегулирование российско-турецких отношений может способствовать развитию эффективного сотрудничества России и НАТО в борьбе с ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.), даже если, например, в Прибалтике Североатлантический альянс продолжат конкуренцию с РФ. В этой связи автор обращает внимание на тот факт, что официальный представитель Госдепартамента США Элизабет Трюдо (Elizabeth Trudeau), комментируя шаги по урегулированию турецко-российских отношений в контексте встречи президентов Эрдогана и Путина, сделала акцент на совместной борьбе с ИГИЛ в Сирии.

Обозреватель Hürriyet (16.08) со ссылкой на неназванного турецкого чиновника сообщает, что еще до уничтожения российского самолета 24 ноября 2015 года Россия, США и Турция достигли договоренности в области политического урегулирования в Сирии. Согласно этой договоренности, стороны должны были сотрудничать в борьбе против ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.), политический переход в Сирии необходимо было ускорить, а в дальнейшем к этой договоренности присоединились бы другие страны региона, в частности Иран. Но самолетный кризис провалил эту договоренность, при этом сейчас с «форсированием оси Анкара — Москва после попытки госпереворота в Турции 15 июля» сотрудничество России, Турции и США может ускориться.

Отмечается, что развитие такого сотрудничества неизбежно отразится на сирийской политике Турции, которой придется убрать вопрос Асада из текущей повестки дня, готовиться к убеждению оппозиционных групп в рамках женевского процесса, ограничить поддержку сирийской оппозиции только теми группами, которые сотрудничают с администрацией США.

По мере сближения России и Турции обозреватель Milliyet (17.08) ожидает «выправления» разных позиций сторон по сирийскому вопросу и определение ими более слаженной стратегии. Отмечается, что в поисках «золотой середины» Турция должна действовать «гибко» и, возможно, перестать настаивать на таком условии начала переходного процесса, как «Асад должен уйти». Но чем ответит Россия? Согласится ли она больше не брать на прицел поддерживаемые Анкарой силы оппозиции в Сирии и симпатизировать PYD?

По мнению колумниста Hürriyet (18.08), несмотря на то, что общая цель Турции и России в Сирии — ИГИЛ, в случае ослабления или падения ИГИЛ вопрос Асада и сирийских курдов как основного предмета разногласий между Россией и Турцией рано или поздно возникнет в повестке дня. И если к этому времени в отношениях двух стран появятся более важные факторы, например, в области энергетики, внешней торговли, туризма, то, возможно, им удастся обеспечить более благоприятную основу для урегулирования проблем в Сирии.

В Совете Федерации РФ допустили, что Турция может предоставить авиабазу Инджирлик для российских ВКС с целью ее использования в ходе контртеррористической операции в Сирии, сообщает Hürriyet (17.08). В этой связи приводятся соответствующие заявления члена комитета Совета Федерации по международным делам Игоря Морозова и главы комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктора Озерова. Издание напоминает, что вопрос о возможном использовании Россией базы Инджирлик впервые возник после заявления главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) о возможном сотрудничестве России и Турции в борьбе с ИГИЛ в июле этого года. Как отмечает газета, хотя впоследствии Чавушоглу заявил, что его слова были неправильно поняты, тогда они вызвали позитивный резонанс в России.

Колумнист Haber7.com (17.08) обращает внимание на проводимые в двух подготовленных в США докладах тезисы о том, что «в случае возникновения конфликта в Турции атомные бомбы, находящиеся на базе Инджирлик, могут попасть в руки нежелательных сил». По мнению автора, в этих докладах отчетливо просматриваются опасения по поводу того, что при попадании этих снарядов в руки турецкой стороны, Турция, сближающаяся с Россией и Ираном, сможет обзавестись ядерным оружием и пойти по пути разработки ядерных вооружений.

Vatan (17.08), комментируя информацию об использовании российскими ВКС базы Хамадан в Иране, отмечает, что Россия и раньше использовала самолеты дальней авиации Ту-22 в своих операциях в Сирии, однако эти самолеты взлетали с базы Моздок в России. Сообщается, что базирование этих самолетов в Иране позволит сократить время полета и расход топлива.

В другой статье этого издания (Vatan, 20.08) отмечается, что база в Иране дает России возможность использовать взлетно-посадочную полосу в два раза длиннее, чем в Сирии. Газета также сообщает, что базирующиеся здесь российские самолеты способны осуществлять «ковровые» бомбардировки, приводящие к большим разрушениям. Так, пишет издание, за последние три дня атаки российских тяжелых бомбардировщиков унесли жизни десяти человек в районе Хан Туман, 19 человек в районе Рамуса, 21 человека в районе Тарик аль-Баб (Алеппо). Также сообщается, что российские самолеты, обладающие большой разрушительной силой, берут на прицел район Серакаб (Идлиб), контролируемый сирийской оппозицией, при этом на объекты террористической организации ИГИЛ было организовано только две атаки.

Иран дает карт-бланш России, резюмирует Yeni Çağ (21.08), приводя заявление министра обороны Ирана Хусейна Дехгана (Hüseyin Dehgan) о том, что российские военные самолеты могут оставаться на базе Хамадан столько, сколько потребуется. Отмечается, что Россия использует иранскую авиабазу Хамадан, чтобы наносить удары по объектам «Джебхат ан-Нусры» и ИГИЛ в Сирии, при этом Иран впервые открыл свою базу для иностранного государства.

Визит министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа (Cevad Zarif) в Анкару после состоявшегося 9 августа саммита Эрдогана и Путина как «дополняющий эту встречу дипломатический шаг», с точки зрения колумниста Milli gazete (15.08), дает сигналы о возобновлении «неявного трехстороннего союза», который заявил о себе в 2003-2011 годах, но получил удар в 2012 году из-за событий в Сирии. Подчеркивается, что общей повесткой дня треугольника «Турция — Россия — Иран» сегодня являются Сирия, Ирак, «курдская проблема или независимый Курдистан», борьба с терроризмом, торгово-экономическое сотрудничество по оси энергетики.

Договоренность Москвы и Тегерана об использовании российскими ВКС базы Хамадан в Иране, по мнению колумниста Milliyet (19.08), преследует ряд стратегических целей, таких, как стремление России, придерживающейся одной линии с Ираном в политике по Сирии, установить военные связи с Ираном на региональном уровне, а также желание России укрепить, легитимировать свое военное присутствие в регионе и расширить масштаб действий.

Отмечается, что российско-иранская договоренность пришлась на тот момент, когда Турция вступила в процесс сближения с двумя этими странами. Однако, подчеркивает журналист, несмотря на спекуляции типа «Турция вступает в трехсторонний военный союз» и «Турция предоставит русским возможность использовать базу Инджирлик», в условиях такой психологической среды, которую создали события 15 июля в Турции, не нужно торопиться с принятием решений во внешней политике.

Благодаря диалогу между Россией, Турцией и Ираном будет претворена в жизнь буферная зона, которую из-за «упрямства» США не удавалось создать на линии Азаз — Джераблус в Сирии, сообщает Türkiye (20.08) со ссылкой на неназванные источники. Отмечается, что план, который был подготовлен Россией, предусматривает очищение районов Северной Сирии от ИГИЛ при сотрудничестве Турции и России, размещение беженцев в буферной зоне, предложение формулы «федеративной структуры с сильным центром» при условии сохранения территориальной целостности Сирии, а также подготовку графика переходного процесса без изоляции каких бы то ни было этнических и мазхабных идентичностей в САР.

Согласно Star (19.08), КНР по запросу из России и приглашению сирийского режима приняла решение об отправке в САР в рамках борьбы с ИГИЛ бригады специальных операций численностью пять тысяч человек. Это решение расценивается как новый совместный военный маневр «российско-китайского союза» против США и НАТО на Ближнем Востоке. «Каким курсом в ходе этих событий должна следовать Турция?» — задается вопросом издание.

Колумниста Dünya (19.08) волнует вопрос о том, куда Турции следует держать курс — на Восток (ШОС) или на Запад (ЕС и НАТО)? Автор, обращая внимание на высокий дефицит текущих операций во внешней торговле Турции со странами ШОС, наличие структурных проблем и иных экономических динамик внутри этой организации, приходит к выводу, что ШОС не может быть альтернативой ни ЕС, ни НАТО. «Кроме того, странами ШОС управляют авторитарные политические фигуры. О том, что могут сделать авторитарные руководители, можно было судить в ходе напряженности в отношениях с Россией», — добавляет журналист.

От кризиса в отношениях с Россией и введенных ею санкций против Турции больше всего пострадала Турция, полагает журналист Yeni Asya (19.08; 20.08). Он отмечает, что Турция понесла потери свыше 20 миллиардов долларов в пересчете на год в области экспорта в таких сферах, как челночная торговля, текстиль, туризм, грузоперевозки, строительство, аренда и прочие, кроме того, были заморожены инвестиции российских фирм в размере более пяти миллиардов долларов. В первые шесть месяцев года импорт из России сократился на 30%, экспорт — на 60%, что нанесло серьезный удар и по турецкой экономике, и по внешней торговле. Помимо экономических и политических интересов двух стран, было подорвано и их региональное сотрудничество, которое обладает особым значением с точки зрения мира и стабильности в регионе.

По выражению главы Федерации отельеров Турции Османа Айыка (Osman Ayık), Турция понесла «страшные потери» в секторе туризма, и если в прошлом году число российских туристов насчитывало 3,5 миллиона, то в первые шесть месяцев этого года составило только 200 тысяч (Yeni Çağ, 21.08).

Çayyolu Gazetesi (15.08) и Dünya (18.08) комментируют стратегическую важность проекта газопровода «Турецкий поток». Отмечается, что для России «Турецкий поток» — не только маршрут доступа в Восточную Европу в обход Украины, — это возможность на десятки лет привязать к себе такого потребителя, как Турция, который будет потреблять больше природного газа, и с его помощью контролировать большую часть газовых поставок. Кроме того, с точки зрения Турции «Турецкий поток» не только устранит тревоги по поводу того, прекратятся ли газовые поставки в зимние месяцы, но и сможет обеспечить Турции пространство для маневра в торговле природным газом.

В годовщину августовского путча 1991 года Milliyet (19.08) отметила, что 25 лет назад в СССР произошла попытка переворота, аналогичная той, что завершилась провалом 15 июля этого года в Турции. «Нескоординированность действий путчистов, а также то, что бывший президент РФ Борис Ельцин заручился поддержкой народа, препятствовали перевороту в России, — заключает издание. — Жители Москвы возводили баррикады вокруг здания парламента, поджигали технику, принадлежащую путчистам. В ходе столкновений было убито несколько высокопоставленных чиновников, участвовавших в перевороте. Так была остановлена атака на парламент и Ельцина. После того, как Горбачеву было разрешено обратиться к народу, а армию начали выводить, стало ясно, что попытка переворота провалилась».

Анализируя итоги переговоров президентов Владимира Путина и Сержа Саргсяна 10 августа в России, колумнист Milli gazete (17.08) пришел к выводу, что в регионах Кавказа и Ближнего Востока российский лидер Путин демонстрирует иной подход и преследует другую политику, нежели руководство СССР. Отметив, что Армения — самый надежный союзник и стратегический партнер России на Кавказе, с которым она активно взаимодействует в рамках Евразийского Союза и СНГ, автор подчеркнул, что Путин старался «оказать прием высокого уровня и выказать большое уважение своему армянскому коллеге», но дал понять при этом, что Россия не прекратит поставки оружия Азербайджану, «заклятому врагу Армении». «Национальные интересы — превыше всего. Дружба, партнерство, союзничество могут быть в один миг отодвинуты в сторону, если того требуют национальные интересы», — подытожил он.

Источник: inosmi.ru

Новости по теме:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *