Сибирская весна

Сибирская весна

Возобновление нефтедобычи на старых советских месторождениях указывает на то, что Россия не будет принимать меры, направленные на сокращение глобального переизбытка нефти.

Джек Фарчи (Jack Farchy)

На участке номер 258 Иосиф Стефанишин с гордостью наблюдает за тем, как буровая коронка уходит все глубже в болотистую сибирскую землю. Это российский центр нефтедобычи, где тысячи километров лесов и грязи изредка перемежаются скоплениями резервуаров для хранения топлива и блестящими нефтеперерабатывающими заводами.

Г-н Стефанишин работает в сфере нефтедобычи еще с советских времен. Группа нефтяных месторождений, находящихся под контролем предприятия «Юганскнефтегаз» — входящего в состав государственной нефтяной компании «Роснефть» — где г-н Стефанишин занимает должность руководителя буровых работ, является одной из самых богатых в мире. В прошлом году эти месторождения приносили около 1,25 миллиона баррелей в день — этого достаточно, чтобы полностью удовлетворить потребности в нефти Турции и Польши, вместе взятых.

«Ситуация на рынке изменилась, оборудование изменилось, — отметил г-н Стефанишин, который работает в „Юганскнефтегазе“ с 1986 года. — Наша компания всегда хорошо работала».

Добыча нефти на этих месторождениях началась в 1960-х годах, и сейчас их возраст постепенно дает о себе знать. С 2012 года до лета прошлого года объемы добычи «Юганскнефтегаза» снизились почти на 8%.

В ответ на это «Роснефть» приняла решение увеличить масштабы бурения и объемы инвестиций. Скважина глубиной в 2,8 километра, за бурением которой следит г-н Стефанишин, станет одной из тех 1500 скважин, которые появятся в 2016 году. В первой половине 2016 года скорость бурения «Юганскнефтегаза» оказалась на 148% выше, чем в тот же период два года назад.

«Роснефть» сосредоточилась добыче нефти на старых советских месторождениях после того, как резкое падение мировых цен на нефть и западные санкции заставили ее отказаться от планов по освоению новых месторождений, прежде всего в Арктике. Но спустя много лет недостаточного финансирования последствия такого разворота «Роснефти» для нефтяных рынков могут оказаться весьма значительными.

Несмотря на постепенное снижение объемов нефтедобычи таких предприятий, как «Юганскнефтегаз», нефтяная отрасль России, пользующаяся инвестициями в новые проекты, сделанными еще до падения мировых цен, и защищенная от него слабостью рубля, проигнорировала все пессимистичные прогнозы и существенно увеличила объемы добычи с 2014 года. 20 сентября заместитель министра энергетики России Кирилл Молодцов сказал, что в сентябре Россия добывает в среднем 11,09 миллиона баррелей в день — весьма высокий уровень добычи для постсоветской России.

Рост объемов добычи

Учитывая новую стратегию «Роснефти», Россия в скором времени может побить рекорд по объемам добычи — 11,4 миллиона баррелей в день — установленный в 1987 году. Аналитики Goldman Sachs считают, что за следующие три года объемы добычи российской нефти вырастут на 590 тысяч баррелей в день.

«В нынешней ситуации на мировых нефтяных рынках „Роснефть“ переключится на повышение производительности зрелых месторождений, — считает Карен Костанян (Karen Kostanian), аналитик по нефтегазовому сектору компании Merrill Lynch. — Если „Роснефти“ удастся справиться с проблемой снижения объемов добычи на зрелых месторождениях, тогда прогнозы по добыче российской нефти на следующие несколько лет окажутся заниженными». Это может помочь Москве убедить иностранных инвесторов приобрести 19,5% акций компании — это около 11 миллиардов долларов по нынешним рыночным ценам.

Для главы «Роснефти» Игоря Сечина максимизация объемов добычи на зрелых месторождениях является свидетельством существенного сдвига приоритетов. На протяжении тех четырех лет, когда г-н Сечин — соратник президента Владимира Путина — руководил этой главной нефтяной компанией страны, его главным приоритетом была Арктика. В 2012 году, комментируя начало партнерских отношений с ExxonMobil, он назвал разработку арктических месторождений более амбициозным предприятием, «чем первый выход человека в космос или отправка человека на Луну». Спустя два года он сказал, что «Роснефть» готовится «открыть новую нефтяную провинцию», объемы запасов которой сравнимы с запасами Саудовской Аравии.

Когда ExxonMobil приостановила свое участие в совместном предприятии после введения США санкций в отношении Москвы в связи с ее действиями на Украине, г-н Сечин несколько сменил тон. Выступая на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне, глава «Роснефти» с энтузиазмом говорил уже не об Арктике, а о зрелых месторождениях в Западной Сибири.

«Мы считаем, что в ближайшее десятилетие максимальные перспективы связаны с эффективным использованием нашей уникальной ресурсной базы традиционной нефти, в том числе в районах со сложившейся инфраструктурой в Западной Сибири», — сказал он.

Рост уровня добычи «Роснефти» на зрелых месторождениях разрушает надежды на то, что Россия сократит объемы нефтедобычи вместе с другими странами ОПЕК. Поскольку российская экономика серьезно пострадала от падения цен на нефть, Москва демонстрировала желание заключить с картелем нефтепроизводителей соглашение о снижении уровня добычи: ранее в сентябре Россия дала свое согласие на сотрудничество с Саудовской Аравией с целью «стабилизации нефтяных рынков», а на следующей неделе ее представители должны будут встретиться с представителями других стран ОПЕК в Алжире.

Однако г-н Сечин не раз высказывался против заключения такого соглашения с ОПЕК, и российские обозреватели и представители нефтяной промышленности крайне скептически относятся к предположениям о том, что Россия снизит объемы нефтедобычи — независимо от итогов встречи в Алжире.

С точки зрения главы «Роснефти», его стратегия является скрытым ответом двум другим производителям нефти: США, которые резко увеличили объемы добычи сланцевой нефти, что стало важнейшим фактором, спровоцировавшим переизбыток на нефтяных рынках, и Саудовской Аравии, чье решение бороться за долю на рынке привело к резкому падению цен на нефть.

«Качество ресурсной базы США таково, что для ее полноценного использования необходимы высокие цены на нефть», — отметил г-н Сечин на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Между тем, то падение цен, которое спровоцировала Саудовская Аравия, оказалось «довольно болезненным» для Эр-Рияда.

Буровое помешательство

Причиной для такой уверенности г-на Сечина является «Юганскнефтегаз». Эта компания, главный офис которой находится в Нефтеюганске, в притоке реки Обь, прежде была краеугольным камнем нефтяной группы ЮКОС Михаила Ходорковского. Однако г-н Ходорковский попал в тюрьму, и в 2006 году его компания обанкротилась. Сегодня на долю «Юганскнефтегаза» приходится 31% всей нефти, добываемой компанией «Роснефть».

История этой компании стала отражением перемен в нефтедобывающем секторе в Западной Сибири. Компания изо всех сил старалась поддерживать объемы добычи, и группа руководителей «Роснефти» сменилась три раза за четыре года.

За последние полтора года «Роснефти» удалось остановить снижение объемов добычи. Сейчас эта компания удвоила скорость бурения, с 750 скважин год в 2014 году до 1700 скважин, начиная со следующего года. Она также расширяет область применения современных технологий, таких как гидроразрыв и горизонтальное бурение. По словам генерального директора «Юганскнефтегаза» Хасана Татриева, 13% скважин, которые компания пробурит в этом году, будут горизонтальными — для сравнения, в прошлом году таких скважин было всего 4%.

Это увеличение объемов потребовало от компании ощутимых затрат: в первой половине 2016 года капитальные затраты на «Юганскннефтегаз» оказались на 79% или на 1,1 миллиарда долларов выше, чем в первой половине 2014 года.

Владимир Шматович, заместитель Генерального директора по стратегии и развитию «ТМК», компании-производителя стальных труб, говорит, что в нефтяной отрасли России все чаще стали применяться технологии гидроразрыва. «Компании стараются извлечь как можно больше нефти из существующих месторождений. Технологии гидроразрыва идеально подходят для этих целей. Это дорого, но не дороже, чем разработка месторождений с нуля», — объяснил он.

Инвестиции «Роснефти», несомненно, приносят свои плоды: месячная добыча «Юганскнефтегаза» демонстрирует устойчивый рост с середины прошлого года. Однако руководству «Роснефти» этого недостаточно, поскольку оно стремится повысить объемы нефтедобычи «Юганскнефтегаза» почти на 10% к 2019 году, то есть увеличить добычу на 120 тысяч баррелей в день.

В центре планов «Роснефти» по увеличению нефтедобычи «Юганскнефтегаза» стоит увеличение уровня добычи так называемых трудноизвлекаемых ресурсов.

Выбор термина здесь неслучаен: до 2014 года западные и российские компании часто называли такие ресурсы «сланцевыми». Когда Европа и США ввели против России санкции, ограничивающие продажу оборудования и услуг российским компаниям, занимающимся добычей сланцевой нефти, многие опасались, что это погубит реализацию подобных проектов.

Однако, по словам представителей российских компаний, последствия этих санкций коснулись только Баженовского месторождения, которое, по оценкам Министерства энергетики США, содержит около 75 миллиардов баррелей нефти. Между тем, работы по добыче трудноизвлекаемых ресурсов — к примеру, на Тюменском и Ачимовском месторождениях — продолжились. Подобно сланцевым пластам, эти месторождения представляют собой пласты с низкой проницаемостью, которые требуют горизонтального бурения и применения технологий гидроразрыва, однако представители нефтяных компаний настаивают на то, что с геологической точки зрения это совершенно иные пласты, отличные от сланцевых, поэтому они не подпадают под действие санкций.

«Некоторые особенности Баженовского месторождения требуют применения технологий, которые подпадают под действие санкций, — объяснил Александр Витевский, главный геолог „Юганскнефтегаза“. — Однако основная часть наших трудноизвлекаемых ресурсов находится не в Баженовском месторождении. Они заключены в Тюменском и Ачимовском месторождениях». По его словам, на долю Баженовского месторождения приходится «абсолютно незначительная» доля ресурсов «Юганскнефтегаза».

По прогнозам г-на Татриева, объемы добычи трудноизвлекаемой нефти «Юганскнефтегаза» к 2020 году увеличатся более чем в три раза.

На участке номер 258 г-н Стефанишин без запинок перечислил все западные компании, сотрудничающие с «Роснефтью». «С нами сотрудничают очень успешные компании — Baker Hughes, Halliburton — и мы используем их роторные управляемые системы для бурения горизонтальных участков».

Сейчас многое указывает на то, что «Роснефть» готовится использовать «Юганескнефтегаз» в качестве модели для развития других своих зрелых месторождений. В этом году она увеличила скорость бурения «Самотлорнефтегаза» — еще одного предприятия в Западной Сибири — на 50%. «Мы применяем ту же стратегию, что и „Юганск“: план в том, чтобы увеличить добычу на всех зрелых месторождениях», — сказал вице-президент «Роснефти» Эрик Лирон (Eric Liron)) ранее в этом году.

Однако попытки увеличить объемы добычи «Юганскнефтегаза», в том числе применение технологий гидроразрыва, обходятся довольно дорого. По словам г-на Татриева, капитальные расходы компании будут достигать 353 рублей на каждый баррель нефти в течение следующих пяти лет — это более чем в два раза больше, чем в 2014 году.

Опасная стратегия?

С точки зрения некоторых представителей российской нефтяной индустрии, новая волна инвестиций «Роснефти» в зрелые месторождения Западной Сибири имеет много общего со стратегией предыдущей эпохи — и это настораживает.

Россия уже не первый раз пытается выйти из кризиса, увеличив объемы добычи нефти. Самотлорское месторождение — это самое крупное месторождение, открытое в России, и второе по размерам в мире. Однако его название стало прочно ассоциироваться с неумелым управлением, поскольку чрезвычайно амбициозные цели, поставленные в 1970-х и 1980-х годах, привели к неразумному бурению, в результате чего нефтеносный слой заполнился водой и объемов добычи упали почти на три четверти.

Возможно ли, что «Роснефть» начинает реализацию такой же неразумной стратегии?

«Многие профессионалы нефтегазового сектора считают, что „Роснефть“ стремится повысить объемы добычи во что бы то ни стало», — сказал один ветеран российской нефтегазовой индустрии.

В частных беседах люди, тесно связанные с «Роснефтью», признают, что ее инвестиции в Западную Сибирь основываются не только на соображениях рентабельности. В их основе также лежит необходимость сохранить высокие объемы добычи «Роснефти», которые играют ключевую роль в бюджете российского правительства.

Хотя эта компания повысила уровень технологической сложности своих операций, скачок объемов добычи также является следствием значительного увеличения скорости бурения.

«Они просто увеличивают объемы прямой добычи, — добавил упомянутый выше ветеран отрасли. — С ценностной точки зрения, это далеко не всегда правильно».

Налоги: потребность государства в деньгах может привести к ограничению объемов инвестиций

Если западные санкции не стали препятствием для реализации планов «Роснефти» по возрождению «Юганскнефтегаза», то с российским правительством может возникнуть куда больше проблем.

Главная причина многолетней нехватки инвестиций в зрелые российские месторождения заключалась вовсе не в отсутствии интереса, а в налоговой системе. В России нефтепроизводители платят налоги на основании объемов добычи, а не прибыльности, поэтому у них довольно мало стимулов для инвестирования в более совершенные и дорогостоящие технологии.

До падения цен на нефть Москва пыталась стимулировать инвестиции в новые месторождения, предлагая налоговые льготы тем, кто возьмется за разработку новых месторождений.

«При более высоких ценах на нефть это было довольно простое решение со стороны российского правительства: не трогать налоги на зрелые месторождения, которые обеспечивают значительные поступления в бюджет, предоставить налоговые льготы на разработку новых месторождений, чтобы привлечь иностранные инвестиции, — объяснил Карен Костанян. — Но парадигма при более низких ценах на нефть иная. Теперь российское правительство, вероятнее всего, решит стимулировать рост объемов добычи на зрелых месторождениях путем снижения налогов».

Эту идею поддержал президент России Владимир Путин на встрече с главами энергетических компаний в прошлом году, когда он поручил правительству разработать новую систему налогов.

Но в краткосрочной перспективе российское правительство, скорее всего, увеличит налоги для нефтедобывающих предприятий, а не уменьшит их.

Министерство финансов России, столкнувшееся с дефицитом бюджета и перспективой истощения стабилизационного фонда уже в следующем году, обсуждает возможность сбора дополнительных средств в размере 200 миллиардов рублей с нефтяной промышленности в следующем году.

Как сказал глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на Международном экономическом форуме в июне, ключевым фактором, определяющим объемы добычи нефти в России, являются не мировые цены на нефть, а условия налогообложения.

Источник: inosmi.ru

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *